Пока Украина воюет против России за территориальную целостность, мир противостоит ей в энергетической войне, — Ольга Бойко

Пока Украина воюет против России за территориальную целостность, мир противостоит ей в энергетической войне, — Ольга Бойко

Если власть и бизнес будут партнерами и в дальнейшем будут работать на одной стороне, то вместе они смогут и войну остановить, и отстроить страну

В Украине очень остро в период войны встал вопрос с остановкой предприятий по всей стране. Задача правительства заключалась в том, чтобы как можно скорее запустить экономику, ведь это не только наполнение бюджета, но и доступ украинцев к необходимым товарам и услугам. По последним данным, почти половина бизнеса работает с ограничениями, вызванными российским вторжением.

Редакция Экополитики решила выяснить, как себя чувствует экологически сознательный бизнес? Ведь до войны в Украине тренд на экологичность только набирал обороты. Компании были заинтересованы в движении к zerowaste, ESG и sustainability, ведь это, в частности, были требования и наших европейских партнеров. Чтобы понять, какая ситуация с "зелеными" трендами бизнеса в Украине во время войны, мы пообщались с координатором комитета по промышленной экологии и устойчивому развитию Европейской бизнес-ассоциации. Ольгой Бойко

  • Повлияла ли война на желание предприятий двигаться к целям устойчивого развития?

Мы в Ассоциации с первых дней войны запустили постоянные опросы, чтобы держать руку на пульсе настроений, вопросов и бизнес-планов. С того, что мы видим, большинство бизнесов поддерживало и продолжает поддерживать страну, платить налоги и зарплаты, активно помогает защитникам в ВСУ, терробороне и медицинским учреждениям, предоставляет временное убежище внутренне перемещенным гражданам из других областей, а также предоставляет громадам продукты питания, медикаменты и другие вещи первой необходимости. Компании восстанавливают свою экономическую активность, понимают – именно на их плечах держится экономический фронт страны.

Подобная жажда жизни еще больше приближает нас к победе и вдохновляет думать о постоянном восстановлении Украины уже сейчас, чем ответственный бизнес и занимается.

  • Участвует ли ЭВА в программе послевоенного восстановления? Что там обсуждается? Чего нам следует ожидать? Будут ли учтены экологические нормы и стандарты во время послевоенного восстановления?

Ассоциация имеет честь быть приглашенной к участию в рабочих группах, созданных при Национальном совете по восстановлению Украины. Я работаю над разработкой направления "Экологическая безопасность". Он состоит из девяти тематических подгрупп, каждая из которых посвящена поиску решений для давно назревших проблем природоохранной отрасли. От сквозных реформ, таких как экологический контроль и мониторинг, противодействие изменению климата и трансформация министерства, к секторальным, в частности, управление отходами, промышленное загрязнение, сбалансированное использование и сохранение природных ресурсов. Все они распределяются на краткосрочные, то есть принимаемые до конца 2022 года, среднесрочные и долгосрочные со сроком реализации до 2032 года. Главное условие – все предлагаемые реформы или проекты должны соответствовать евроинтеграционному курсу Украины. Это, вероятно, и стало залогом консенсуса среди представителей разных стейкхолдеров – общественности, власти и бизнеса, входящих в рабочую группу.

Уже наработан предварительный драфт направления "Экологическая безопасность", в который входят разные предложения, но порой сложно понять их логику. К примеру, предлагается до конца 2022 года принять законопроект №3091 и №6175 в рамках реформы экоконтроля, при том что Правоохранительный комитет ВРУ отправил последний на доработку.

Более того, ликвидацию Госэкоинспекции и создание вместо нее нового контролирующего органа предлагается растянуть на 2023-2025 годы. А мы прекрасно помним, что законопроект №3091 предусматривает значительное расширение полномочий инспекторов без установления ответственности за злоупотребление и сужает права бизнеса. Именно поэтому эти задачи обязательно должны осуществляться параллельно и не приводить к возобновлению "кошмаринью" бизнеса довоенных времен.

  • По Вашему мнению, какова роль ВИЭ в послевоенном восстановлении экономики? Что должно со своей стороны сделать государство, чтобы поддержать отрасль "зеленой" энергетики?

Пока Украина находится в состоянии войны против России за свою территориальную целостность, мир противостоит ей в энергетической войне. Для уменьшения зависимости от российских энергоресурсов страны пытаются диверсифицировать свою энергетику, в том числе через переход на безуглеродные технологии.

Еврокомиссия опубликовала план REPowerEU, главной целью которого является увеличение доли ВИЭ в электроэнергетическом балансе ЕС до 45% к 2030 году, что является более амбициозным стремлением, чем это предусмотрено в рамках пакета Fit for 55.

В контексте усиления климатических политик, в частности тренда на введение трансграничных углеродных налогов со стороны ЕС или США, "озеленение" углеродоемкой промышленности крайне необходимо. И именно ВИЭ может стать ключом к снижению углеродного следа продукции и сохранению ее конкурентных позиций на международных рынках.

Кроме этого, ВИЭ напрямую связано с повышением рентабельности, а, следовательно, и доступности "зеленого" водорода, который должен заменить серый водород в тех отраслях, где нет альтернатив с низким уровнем выбросов, в частности, нефтеперерабатывающая сфера, производство удобрений и тяжелая промышленность, например производство стали, требующей высоких температур.

С 2011 года доля ВИЭ в Украине выросла с 4% до 14%, а самые большие объекты находятся именно в Запорожской, Херсонской, Николаевской и Днепропетровской областях.

Из-за боевых действий значительная часть украинских объектов ВИЭ недоступна, оккупирована или разрушена. А вдобавок со стороны государства задерживается оплата за отпущенную электроэнергию в 2021-м начале 2022-го.

Такая ситуация совсем не соответствует планам правительства по послевоенному восстановлению страны на основе декарбонизации. Именно поэтому, в первую очередь, нужно решить вопрос с задолженностью на рынке ВИЭ, а также предусмотреть государственную поддержку компаний на восстановление поврежденных мощностей. Следующими шагами должно стать введение "зеленых" аукционов и постепенное выравнивание тарифа на электроэнергию для промышленности и населения.

  • Какой бизнес сейчас страдает от разрушительного влияния военных действий на окружающую среду?

Трудно сказать. Очевидно, что на каждый бизнес военные действия влияют по-своему негативно. Например, тяжелое влияние на аграрный бизнес. Так, проезжающая военная техника, уничтожение оружия путем сожжения или подрыва загрязняет землю и уничтожает посевы, наземные мины и кассетные боеприпасы существенно ограничивают доступ к сельскохозяйственным угодьям и загрязняют почву и водоемы металлами и токсичными веществами. Отдельно стоит вопрос стихийного захоронения остатков тел убитых военных и гражданских с обеих сторон, что наносит непоправимый вред окружающей среде.

  • По вашим подсчетам, какие потери понесет украинский бизнес от введения Евросоюзом CBAM?

Даже несмотря на отмену пошлин для украинского импорта, СВАМ остается реальной угрозой . По последним подсчетам, при цене 84 евро за тонну выбросов СО2 и с учетом объемов экспорта украинской продукции в ЕС за 2021 год, отечественные производители совокупно будут платить более 1 млрд евро ежегодно.

По отраслям это выглядит примерно так:

  • цементная продукция – 3,2 млн евро,
  • удобрения – 74,2 млн евро,
  • органическая химическая продукция – 17,7 млн ​​евро,
  • полимеры – 162,5 млн евро,
  • металлургия – 961,3 млн евро ежегодно.

Введение СВАМ несет дополнительные расходы не только для украинского бизнеса, но и для европейского, ведь предполагает сокращение бесплатных квот, позволявших некоторым европейским промышленникам фактически не платить за свои выбросы СО2.

Более того, СВАМ – это своеобразный ящик Пандоры, ведь кроме ЕС, введение аналогичного механизма активно рассматривается в Канаде, Китае и Великобритании, а в США уже даже зарегистрировали соответствующий законопроект.

В отличие от европейского, американский механизм пограничной корректировки углерода не имеет переходного периода, вводится уже с 2024 года, имеет фиксированную цену в 55 долларов за тонну СО2 с прогнозируемым ежегодным ростом и не применяется к развивающимся странам. Для расчета бенчмарка будут использовать 2 подхода. Для стран, где нет четкой климатической политики, базовой считается средняя углеродная емкость экономики страны. А для стран, имеющих прозрачные политики отслеживания и верификации выбросов СО2, за основу примут реальные данные о выбросах американских предприятий в каждой отрасли и позволят производителям подавать верифицированные данные о выбросах на индивидуальной основе. Таким образом, импортеры с большими выбросами, чем их коллеги в США, будут платить налог.

Для Украины результаты печальные в любых условиях, ведь у нас так и не заработала система мониторинга, отчетности и верификации, которая предоставляла бы достоверные данные о выбросах предприятий на уровне страны, а к перечню развивающихся стран мы официально не относимся. Учитывая, что углеродоемкость экономики США в 2019 году составляла 269.26 tCO2e/million $GDP, а Украины – 1439.00, сумма пограничного углеродного налога на импорт в США может составить около 1,3 млрд долларов.

  • Система торговли выбросами ( ETS) одна из основных составляющих климатической политики ЕС. Согласно директиве 2003/87/EC, под ее действие подпадает большинство украинских компаний. Как бизнес к этому готовится в контексте евроинтеграции Украины?

О возможном срыве запуска системы мониторинга, отчетности и верификации, являющейся первым этапом создания рынка торговли парниковыми квотами, наша Ассоциация предупреждала еще накануне войны. Тогда были проблемы с постоянными отказами в утверждении стандартных планов мониторинга со стороны Минприроды, недостаточным количеством аккредитованных верификаторов и т.д.

С введением военного положения, разумеется, процессы остановились в принципе, и компании не смогли ни верифицировать, ни представить свои первые отчеты до 31 марта, как планировалось. Отдельно следует сказать, что ориентировочная стоимость верификации отчета стартует от 750 000 грн, что для большинства компаний является неподъемной суммой.

  • Как вы оцениваете работу Минприроды с точки зрения ОВД?

Честно скажу, я надеялась, что опыт оперативного урегулирования проблем с процедурой ОВД во время пандемии, который у нас был в 2020 году, нам поможет. Тогда в конце апреля наша Ассоциация просигнализировала власти о невозможности проведения общественных слушаний в связи с ограничениями на массовые собрания, и уже через два месяца соответствующий закон приняла Верховная Рада. Впрочем, процедуру заблокировали на уровне Минприроды вплоть до начала августа.

В этот раз проблема более комплексная, ведь предприятия физически не могут выполнять разные этапы процедуры ОВД, предусмотренные законодательством. Например, качественно подготовить отчет по ОВД с точки зрения описания факторов окружающей среды достаточно сложно на территориях, где велись или ведутся активные боевые действия, ведь это потенциально опасно для жизни и здоровья людей, которые будут проводить такие полевые исследования. Аналогичная ситуация и по осуществлению послепроектного мониторинга.

Но пока от Минприроды есть только разъяснения, которые, в отличие от законодательных актов, не имеют юридической силы, носят информационный характер и не решают проблему.

  • За три месяца вашей активной работы с государственными чиновниками изменили ли органы власти подход в отношении бизнеса? Готовы ли они слышать позицию компаний и прислушиваться к ней?

Президент и команда показали всему миру безоговорочное лидерство, продемонстрировали как мотивирован и свободолюбив украинский народ. Сейчас все мы в одной лодке – власть, бизнес, население.

В первые недели войны Кабинет Министров Украины и Верховная Рада приняли ряд инициатив по дерегуляции ведения бизнеса. В контексте моего экологического профиля, например, некоторые разрешительные документы можно получить на основе представления деклараций, установлен мораторий на плановые и некоторые внеплановые проверки, прекращено предоставление административных услуг в сфере мониторинга, отчетности и верификации выбросов парниковых газов, следовательно, отсутствие проверок по этому основанию и отсутствие ответственности за несвоевременное представление таких отчетов.

Министерство экономики анонсировало дерегуляцию бизнеса, и мы от Ассоциации подали немало предложений. Очень надеюсь, что они будут учтены и, в общем, тенденция к качественным изменениям продолжится. Надеюсь, власть и бизнес будут партнерами и в дальнейшем будут работать на одной стороне. Ведь только вместе мы сможем и эту позорную войну остановить и отстроить страну, руководствуясь лучшими европейскими практиками. Построить еще более прогрессивную и крутую страну!

Читайте также
Обстрел пластикового завода Чернигова нанес десятки миллионов грн ущерба. Фото
Обстрел пластикового завода Чернигова нанес десятки миллионов грн ущерба. Фото

Материалы дела переданы в Штаб при ГЭИ и правоохранительным органам

Названы последствия для природы Украины от войны за неделю 23-29 июня. Дайджест
Названы последствия для природы Украины от войны за неделю 23-29 июня. Дайджест

Масштабные пожары приводят к отравлению воздуха особо опасными веществами, которые могут переноситься ветрами на большие расстояния

В Минприроды назвали ущерб для окружающей среды от войны
В Минприроды назвали ущерб для окружающей среды от войны

Украина обязательно выставит счет оккупантам за ущерб, нанесенный окружающей среде во время войны

Экспертка назвала анти-топ 5 экологических преступлений РФ против Украины
Экспертка назвала анти-топ 5 экологических преступлений РФ против Украины

В Единый реестр экоубытков специалисты Оперативного штаба уже внесли более 300 случаев