Украина перевыполняет НВВ2. Есть ли поводы для оптимизма, — рассказал эксперт Центра Разумкова Владимир Омельченко

Украина перевыполняет НВВ2. Есть ли поводы для оптимизма, — рассказал эксперт Центра Разумкова Владимир Омельченко

Военная агрессия России убивает зеленую энергетику в Украине и "декарбонизирует" экономику из-за спада ВВП

Пол года назад на Парижском климатическом саммите в Глазго Украина обязалась сократить выбросы парниковых газов (НВВ2) на 65% к 2030г. Уже в этом году наша страна в быстром темпе выполняет эту амбициозную цель. Правда, поводов для радости здесь нет. Ведь вместо развития возобновляемых источников энергии наша экономика "декарбонизируется" из-за спада потребления электричества вследствие остановки предприятий.

О влиянии войны на планы по декарбонизации экономики и зеленой энергетике в интервью ЭкоПолитике рассказывает директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко.

– Господин Владимир, в недавней публикации вы рассказывали о том, что в Украине сейчас есть риск срыва плана по декарбонизации экономики из-за развития возобновляемых источников энергии. Количество электроэнергии, полученной из возобновляемых источников, уже существенно сократилось (солнечная генерация – на 40%, ветровая – на 70%, биогазовая – на 20%). Итак, какие последствия будет иметь война для рынка зеленой энергетики?

– Война будет иметь серьезный негативный эффект для отрасли. Основные мощности возобновляемой энергии (солнечной, ветровой генерации) расположены в южных и юго-восточных областях Украины, где происходят активные военные действия. До 40% этих мощностей уже разрушены или повреждены, находятся на неподконтрольной территории. Инвесторы, вложившие в них средства, ожидали получить прибыль, покрыть кредиты, которые они брали. Но сейчас не могут этого сделать.

Практически все инвесторы в украинскую зеленую энергетику стоят на пороге банкротства.

Кроме непосредственно боевых действий для отрасли есть еще одна проблема: изменился платежеспособный спрос на электрическую энергию. Мало того, что люди стали ее меньше потреблять (на 30-40%), еще и платежи существенно упали (на 40-45%). Таким образом, ситуация в зеленой энергетике и энергетике в целом значительно ухудшилась. Кроме того, НКРЭКУ приняло решение снизить поступления от "ГарПока" средств за зеленую генерацию. Установили проценты от зеленого тарифа: для биогаза – 60%, для ветровой энергетики – 16%, солнечной – 15%. Сейчас платежи, получаемые сектором ВИЭ, настолько мизерны по сравнению с тем, что было, что инвесторы просто не смогут покрыть расходы. Поэтому они сегодня не видят серьезной перспективы и вообще не знают, что делать с этим бизнесом.

facebook

facebook

– В таком случае, если зеленая энергетика приходит в упадок, есть ли шансы выполнить план по декарбонизации?

– Украина взяла на себя серьезные обязательства по НВВ2 на саммите в Глазго: сократить выбросы на 65% по сравнению с 1990-м.

По моим расчетам, уже в этом году этот план будет перевыполнен. А до 2030-го выбросы парниковых газов сократятся значительно больше, чем должны. Это может быть и 70%, и даже больше.

Но сокращение связано не с тем, что у нас стала более эффективной экономика, уменьшена энергоемкость, начали развиваться ВИЭ. Все наоборот. Но из-за военной агрессии России упало производство, поэтому сократились выбросы.

– Какими вы видите возможные пути развития зеленой генерации сейчас? Что ждет нас в ближайшем будущем, если военная агрессия будет продолжаться?

– Если военная агрессия продолжится – вся зеленая генерация будет банкротом. Единственное, что может изменить ситуацию – внешняя помощь. Уже сейчас пробуют создать Фонд декарбонизации. Дания даже вложила в него средства. Спасти зеленую генерацию в нынешних условиях может выкуп этих мощностей международными фондами, банками. В противном случае этот бизнес, вероятно, может остановиться, ведь инвестор не будет видеть смысла в его развитии.

shutterstock

– С иностранной помощью ситуация ясна, а видите ли Вы шаги, которые сейчас могут предпринять украинские власти, чтобы минимизировать это негативное влияние?

– Украинские власти не могут пока поддерживать зеленую генерацию, потому что у них нет финансовых возможностей. Денежные средства, которые мы сейчас получаем, направлены на гуманитарные, социальные, военные цели. И их еще не хватает. Относительно возобновляемой энергетики мы, наоборот, видим сокращение помощи от государства. Законодательство по зеленому тарифу не выполняется со стороны правительства. Государство фактически забирает средства, которые зеленая генерация на сегодняшний день могла бы получить, и распределяет их для "Укрэнерго" и "Энергоатома", поскольку считает, что эти компании более важны. У меня есть сомнения в этом, но сейчас такая политика. Ожидать поддержки со стороны властей не приходится. Напротив, правительство постарается и дальше за счет ВИЭ, зеленого тарифа решить свои первоочередные проблемы.

Поэтому сейчас все надежды, что правительство сможет организовать накопление средств в международном фонде. А этот фонд сможет поддерживать в таких условиях зеленую генерацию. Других путей я сегодня не вижу.

– Сейчас мы наблюдаем тенденцию к отказу от российских энергоносителей как на европейском, так и на общемировом рынках. Есть ли шанс, что после войны Украина станет плацдармом для развития возобновляемых источников энергии, которые могут заместить российские энергоносители, в частности в Европе?

– Здесь может быть много сценариев. Один из них – это тот, о котором вы говорите. Когда закончится война, многие инвесторы могут захотеть вкладывать в Украину деньги. Зеленая генерация довольно привлекательна во всем мире. Сейчас 80% всех инвестиций в энергетику приходится именно на нее. Поэтому, безусловно, многие инвесторы будут рассматривать такой вариант. Но для того чтобы этот сценарий реализовался, нужна соответствующая эффективная экономическая политика правительства. Необходимо, чтобы правительство действительно создало более совершенную модель рынка: придерживалось тех обязательств, которые брала Украина перед инвесторами, чтобы были определенные стимулы, чтобы была преодолена коррупция, была более независимой судебная власть и инвестор мог ей доверять. В таких условиях инвестиции действительно пойдут. А если война закончится, а управление останется таким, как было, то рассчитывать на инвестиции – не стоит. Поэтому, на мой взгляд, придется проделать значительную работу, чтобы усилить экономический блок правительства или вообще придется сменить правительство на более европейское. Также важно усиливать разделение ветвей власти, в частности независимость судебной системы от влияния олигархов и исполнительной власти.

После войны придется изменить всю экономическую философию.

– А как на счет водородной энергетики? До войны у нас были договоренности с ЕС, что Украина со временем будет производить и экспортировать в Европу водород. Насколько сейчас водородная энергетика актуальна, или можно ее отложить в длинный ящик?

– В период войны об этом нужно забыть. Чтобы получить зеленый водород, нам нужно инвестировать в зеленую генерацию. А пока никаких инвестиций не будет ни в зеленую энергетику, ни в водород. Планированием проектов, конечно, можно заниматься уже сейчас, но реализовывать их и привлекать инвестиции можно будет только после окончания военных действий и при изменении философии экономической системы и государственного управления.

shutterstock

– И в заключение, какая ситуация сейчас на энергетическом рынке Украины в целом? Учитывая, что зеленая генерация резко сократилась, остановилась самая большая в Украине Запорожская ТЭС, оккупирована Запорожская АЭС, намного меньше стало производство электроэнергии, ждать ли теперь украинцам веерных отключений или роста цен?

– Украина понесла значительные потери. Единственное, что спасает ситуацию сейчас, то, что у нас огромное падение производства, падение ВВП, поэтому потребление электроэнергии уменьшилось примерно на 35%. Падение потребления позволяет сбалансировать энергетическую систему. Но когда в послевоенный период начнет восстанавливаться экономика и начнется рост, без Запорожских АЭС и ТЭС у нас будет очень большой дефицит электрической энергии.

Трудно сейчас спрогнозировать, но если падение производства и потребление останется на высоком уровне в зимний период, то значительных проблем с дефицитом электроэнергии в целом не должно быть.

Будут проблемы только с отдельными городами, инфраструктура которых больше всего пострадала от агрессии. Тем не менее, надеюсь, что к зимнему периоду удастся освободить оккупированные территории и вернуть Запорожскую АЭС и ТЭС. Тогда проблемы по обеспеченности мощностями однозначно решатся, однако, уже сейчас время для решения таких актуальных вопросов как коммерческая совместимость рынка электрической энергии Украины с соответствующим рынком ЕС и экспорт зеленой энергии.

Читайте также
В 2022 году прогнозируют новый рекордный рост ВИЭ
В 2022 году прогнозируют новый рекордный рост ВИЭ

Среди причин ускоренного зеленого перехода – российское вторжение в Украину

Война РФ в Украине – это также война против зеленой энергетики, – директор АСЭУ
Война РФ в Украине – это также война против зеленой энергетики, – директор АСЭУ

По словам Семенишина, солнечные станции подвергаются мародерству или уничтожению

В Украине предприятиям ВИЭ грозит банкротство: предложено решение
В Украине предприятиям ВИЭ грозит банкротство: предложено решение

Для спасения действующей системы необходимо увеличить потребление путем экспорта электроэнергии в ЕС

Galp приобрела у Бразилии портфель ВИЭ-проектов объемом 4,8 ГВт
Galp приобрела у Бразилии портфель ВИЭ-проектов объемом 4,8 ГВт

Бразилия имеет огромный потенциал в области возобновляемых источников энергии